Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник пользователя пиарчик ее > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — воскресенье, 16 декабря 2018 г.
Взято: . Дауны беона 4atiki 00:28:56
­рaсhi31 никитыч любитель мочи31 16 декабря 2018 г. 04:33:12 написал в ­4atiki
Наш первый тест.
Источник: долбоёб из беона дауни31

Категории: Pachi из мурманска, Мамка в вк, Даун который думает что анонимен в беоне.
Вчера — суббота, 15 декабря 2018 г.
Мята с корицей(Глава 6 — Потеря) Светлая Лана 18:03:01
В глазах Александры начинало темнеть. Казалось, что вот-вот душа девушки покинет её измученное тело, но некое желание жить заставляло бороться. Из последних сил Виноградова схватил стоящий рядом костыль и ударила им Кроули прямо в лицо. Вампир вовремя успел отскочить и серьёзно не пострадал. Да и, вообще, для такого чудовища нет ни страданий, ни радостей. Ругаясь и постанывая от боли, Александра кое-как сумела сесть на кровати. Девушка была готова кинуться в бой прямо сейчас, несмотря на своё хлипкое состояние. Военная только-только хотела было призвать своего демона, как поняла, что маленького зелёного кулончика нет на её шее.

Юсфорд надменно ухмылялся, наблюдая за тщетными попытками Виноградовой найти свой кулон. Ему нравился испуганный взгляд больших зелёных глаз, дрожание бледно-розовых губ, появление небольшой морщинке в центре лба девушки. О, да. Это прекрасное чувство, когда ты над кем-то доминируешь.

— Красотка, ты случаем не это ищешь? — спросил мужчина у военной.

Александру больно кольнуло в ногах, мурашки пробежали по спине. Как же она сразу-то не смогла догадаться, что кулон мог украсть её враг?! Офицер теперь ненавидел себя за такую нелепую ошибку. Её жизнь не было столь ценной как этот чёртов кулон, где находился демон. Если Виноградовой не станет, то её место займёт кто-нибудь другой, а вот найти другого демона — задача невозможная.

— Скотина! — процедила сквозь зубы Александра.

— Ну, ну! Тише, милашка! — поднял руки Юсфорд в успокаивающем жесте. — У тебя такая вкусная кровь, а ты ведёшь себя так жестоко и холодно со мной. Не расстраивай меня.

— Не смей давать мне глупо-ванильные клички! — крикнул офицер, кое-как поднявшись с кушетки. — Что ты можешь знать о нас, людях?! Что?! Ну, же скажи! Не знаешь?!

— Ох, ну ты и крикливая… — вздохнул вампир. — Вообще-то, я тоже когда-то был человеком, поэтому прекрасно знаю о всех человеческих чувствах. Правда со временем я начинаю забывать о них. Вечность — это сущий ад. Я даже завидую тебе, красотка. Когда-нибудь смерть примет тебя в свои объятия, а я так и продолжу свои скитальческие дни вампира.

От слов мужчины у Виноградовой ёкнуло в сердце. Он был человеком… Человеком! Так неужели вампиры и люди близки по своей природе, а, может быть, между ними можно поставить знак равенства? Нет, нет! Вампиры — вечные бесчувственные твари, пусть они и были раньше людьми. С другой же стороны, это поразительно! Александра не могла себе и во сне представить, что даже такой жестокий кровосос, как Кроули Юсфорд, был когда-то самым обыкновенным мужчиной.

— Человеком?.. — пролепетала девушка, выпустив из рук костыль.

— Ты мне не веришь? Я не понимаю, что у тебя написано на лице, — наклонил голову на бок Кроули.

Александра не могла пошевелиться, её тело словно окаменело. Вампир тем временем подошёл к военной вплотную, наклонился к её лицу. Его горячее дыхание опалило щеку Виноградовой.

— Можешь не верить, но это правда. Эту чудесную вещицу я заберу с собой. Прощай, сладенькая, — прошептал мужчина, внезапно чмокнув офицера в щёку.

Военная даже не успела ничего возразить в ответ, как враг покинул лазарет. Она ощущала себя вдвойне беспомощной. Теперь ещё и её демона украли. Почему-то именно сейчас Виноградовой вспомнилась первая встреча со своим демоном. Девушка помнила, как она погрузилась в транс. Тогда перед глазами появился уютный маленький домик, находившийся где-то в далёкой Эстонии. Зашумели деревья своими ярко-зелёными листьями, почувствовала запах свежей выпечки. На пороге появился силуэт женщины. Девушка сразу узнала в нём свою мать. Длинные светлые волосы и очень грустные голубые глаза — такой запомнила Александра свою любимую матушку. Виноградова совсем не была на неё похожа. Такая дерзкая, смелая и боевая девчонка у такой робкой, хрупкой и утончённой женщины.

— Мамочка… — прошептала тогда военная, чувствуя, как слёзы жгут глаза.

— Сашенька, наконец-то, ты пришла. Забегай домой, а то пирожки остынут, — улыбнулась матушка.

На кухне на тарелки лежали свежие пирожки с вареньем, её любимые. От них очень вкусно пахло, однако у офицера быстро пропал аппетит. Вроде бы, и всё как в детстве, а кажется, что что-то здесь не так. Почему-то Виноградовой не тепло на душе, неуютно.

— Ты не моя мать! — воскликнула Александра.

Лицо женщины вмиг исказилось. Глаза женщины стали алыми-алыми. Псевдо-матушка улыбалась сумасшедшей улыбкой. По спине девушки прошли мурашки. Теперь она до жути боялась женщины, которые оскалилась, обнажив два острых клыка.

— Сдохни, милашка! — засмеялся демон.

Образ любимой матери исчез. Теперь военная была прижата к холодной стене демоном. Его алые глаза погружали девушку в пучину отчаяния. Однако Александра сумела победить монстра. Она не помнила, как ей удалось подчинить себе демона да и не хотела. Виноградова только запомнила, что его звали Озэму. С японского это означало «правитель». Этот демон был спокоен, как бывает спокойно море во время штиля, горд, как истинный самурай. Однако он признал своей хозяйкою Александру.

Виноградова не общалась со своим демоном: она считала, что у неё своя жизнь, человеческая, а у него — демоническая, вечная и унылая. Они были просто «коллегами». Александра ненавидела и вампиров, и демонов, но к Озэму относилась более-менее нейтрально. А сейчас она поняла, что ей не хватает его кампании. Не зря говорят, что начинает ценить только тогда, когда потеряешь. Однако нельзя было раскисать, Александре надо было спасать товарищей, если они ещё живы.
..... огнесручий какаду 12:12:52
А МНЕ ИСЧО ПРО ВОЖДЯ КОШМАР ПРИСНИЛСЯ!!!!!!!!!!­!!!!!!!ВАЩЕ УЖАС!!!!!!Я ТАКАЯ ЕДУ В АВТОБУСЕ И НАТЫКАЮСЬ НА РАБА ВОЖДЯ,Я СМЕЮСЬ НАД РАБОМ,НУ ПРОСТО ПОСМЕЯЛАСЬ НИЧО НЕ ДЕЛАЛА!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!И ВДРУГ КАРОЧЕ РАБ ВОЖДЯ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ЗОМБИ!!!!!!!!!!!!!!­НАСТУПАЕТ ЗОМБИ АПОКАЛИПСИС!!!!!!!!­!!!!!!!!КРУГОМ ЗОМБИ РАБЫ ВОЖДЯ БЛЯТЬ НАПАДАЮТ УНИЧТОЖАЮТ ЛЮДЕЙ!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!1ВОТ МНЕ СТРАШНО ВАЩЕ!!!!!!!!!!!!!!!­Я ПРЯМ ВИЖЖЮ ОТ СТРАХА БЕГУ БЛЯТЬ КУДА ПОПАЛО В УЖАСЕ ТОРОПЛЮСЯ КАК БЫ НЕ СДОХНУТЬ НАХУЙ УЖАС!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­ОСТАЛСЯ ЛИ ХОТЬ ОДИН ЧЕЛОВЕК В ГОРОДЕ??!!!!!!!А ВОЖДЬ БЛЯТЬ НА ТРОНЕ БЛЯТЬ ЛЕТАЕТ НА ГОРОДОМ В КОРОНЕ БЛЯТЬ,ПАЛЬЧИКОМ КУДА УКАЖЕТ ТУДА ТОЛПА РАБОВ ИДЁТ!!!!!!!!!!!!!!!­!А МАКСИМКА БЛЯТЬ СУПЕРЗОМБИ ВОЖДЯ,ОН КАКОЙ СИЛЬНОЙ РАЗРУШАЮЩЕЙ СИЛОЙ НАДЕЛЁМ И ВАЩЕ ВСЕХ ПОДРЯД КАРОЧЕ УНИЧТОЖАЕТ И ДРУГИХ РАБОВ И ЛЮДЕЙ!!!!!!!!!!!!!!­!!!!И ТУТ КАРОЧЕ СМОТРЮ КАКАЯ-ТО ДЕВУШКА НИЗНАЙ КТО-ЕДИНСТВЕННЫЙ УЦЕЛЕВШЫЙ ЧЕЛОВЕК ОСТАВШЫЙСЯ ЧЕЛОВЕКОМ!!!!!!!!!И­ МЫ ТАКИЕ КАК ОРНУЛИ ОТ СТРАХА КАК ПОБЕЖАЛИ БЛЯТЬ ОТ ЗОМБИ!!!!!!!!!!!!!У­ЖАС!!!!!!!!!!!!!!!!!­НА ЭТОМ СОН ЗАКОНЧИЛСЯ!!!!!!!!!­!!!!!!ВОТ Я НАПУГАЛАСЬ!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!

Категории: Травля
91 Suchеr 12:00:13

Вимм-бил­ль-данн или данон,т­ы глотаеш­ь как питон

Женские коллективы такое мясо, один раз покажешь свою слабину и тебя стебут.
Ну,ничего,Мир. В понедельник выйду и все ебла переломаю, опять будешь на троне
)
12:00:43 Suchеr
Довыебывалась красотка А мне расхлебывать
12:01:56 г p a ф
Какой ты агрессор
12:05:54 Suchеr
Ха ха швед
12:27:08 г p a ф
Всегда к Вашим услугам
Конец коллекции, но не конец чайного царства Tarumi 09:43:34
1. Basilur (green freshness). Что это за зверь? Состав мне не понятен, как и вкус и аромат. Ароматизатор soursop и мяты перебивают зеленый чай. Кстати, пробовала настоящий чай с soursop на плантации, вообще небо и земля. Сам чай на 1 раз, красит кружку, не особо приятен на вкус. Не понятно в чем его проявление такой большой цены?
­­

2. Basilur (white magic). Когда ожидаешь белый чай, а получаешь зеленый... Чай ооооочень сильно красит кружку, очень. Пахнет не молочным ароматизатором, а каким-то ядреным фруктовым или кондитерским, не понять, а на вкус сладковатая водичка. Кот в мешке. Для меня и этот чай на 1 раз. Опять же не вижу смысла тратиться на такую химическую бурду.
­­


P.s. Пост является продолжением данной темы http://juciko.beon.­ru/0-1-nemnogo-o-moe­i-chainoi-kollekcii.­zhtml#e14

Категории: Чай, Basilur
Позавчера — пятница, 14 декабря 2018 г.
47 житель веселого организма пердед 19:48:26

mr rock'n'­roll

Пытаться поговорить с батькой о том, что он меня наебал в финансовом смысле.
Когда он во хмелю.
Я долбанный ГЕНИУС с языком без костей.

Категории: Мля
показать предыдущие комментарии (1)
19:51:45 пердед
Мб потянет шевелить жопой в сторону саморазвития
19:53:33 пердед
БЛЯТЬ А ЧТО ЕСЛИ я просто больше себе нравлюсь тупым, ведь этот стиль жизньки ТАКООООЙ непредсказуемый
19:58:48 пердед
Будто езда на треснувшем скейте, с завязанными змеей глазами, по дороге с рандомно выскакивающими из леса лосями, во время жонглирования горячими картофелинами, в состоянии пищевого отравления
12:08:33 пердед
meh теперь у меня куча проблем. спасибо падре
четверг, 13 декабря 2018 г.
Мысли...мысли.... Mizuki Prekrasnaya Luna 21:51:04

Российская империя — тюрьма,
Но за границей тоже кутерьма.
Родилось рано наше поколение,
Чужда чужбина нам и скучен дом,
Расформированное поколение,
Мы в одиночку к истине бредем.
Чего ищу?... Чего-то свежего
Земли старые — старый сифилис,
Начинают театры с вешалок,
Начинаются царства с виселиц.

Смешно с всемирной тупостью бороться.
Свобода потеряла первородство.
Ее нет ни тут, ни там.
Куда же плыть? Не знаю, капитан...

(Рок-опера "Юнона и Авось")


­­
Ты последнюю ставишь точку, выткав сказку при лунном свете. Ты... panda21 12:43:46
Ты последнюю ставишь точку, выткав сказку при лунном свете.
Ты счастливо ее окончил, чтоб не плакали ночью дети.
Только кто-то свечу уронит и десяток страниц забелит.
Есть такие, кто точно помнит, как все было на самом деле.


Припев:
И перо возьмут чужие руки, записать себе присвоив право.
В хронику чужой тоски и муки, всыпать правды горькую отраву.
Приоткрыты двери преисподней, ангелы растоптаны конями.
И сюжет известный новогодний переписан серыми тенями.


Ты стоишь на каминной полке, глядя в пол, как в пустой колодец.
Отраженье в стекла осколке - безобразно смешной уродец.
Ты в тени от зеленой ели, ты - орудье людской потехи.
Служишь ты для простейшей цели, чтобы детям колоть орехи.


Припев:
Ты когда-то был мечтой девичьей, был когда-то ты прекрасным принцем.
Безобразным нынешним обличьем, ты обязан серым злобным крысам.
Проклятый крысиной королевой, обречен игрушкой стать навеки.
Ты глядишь без боли и без гнева, сквозь полуразомкнутые веки.


Поздно ночью, заслышав шорох, замирают в испуге люди.
И зловещих предчувствий ворох, преподносит тебе на блюде.
Как служанка дурная, память, что сидит в закоулках мозга.
Чтобы вспомнить тебя заставить, как все будет, а будет просто.


От того-то бьют на башне полночь, в Новый Год куранты так зловеще.
Некого тебе позвать на помощь, ведь игрушки - это просто вещи.
Ты не жди спасительного чуда, пусть в груди от боли станет тесно.
Помощи не будет ниоткуда - ночью умерла твоя принцесса.


Ты изгрызен и переломан, перемешан в кровавом меле.
Крысы помнят, о мастер Гоффман, как все было на самом деле...
За гранью чисел, лет и дат Во тьме течёт река, Светла как Рай, темна... panda21 12:15:11
За гранью чисел, лет и дат
Во тьме течёт река,
Светла как Рай, темна как Ад,
Как память глубока.
И ходят созерцая дно,
По берегам реки
Все те кого давным-давно,
Засыпали пески.

По той реке, по вечерам
Нисходит солнце прочь.
Чернит лицо пресветлый Ра,
И день глядится в ночь.
Анубис тихо песнь поёт
Во славу злой луне.
Чудовищ множество живёт
На вязком тёмном дне.

Течет река по царству Дат
От века до конца.
Кузнец, и пахарь, и солдат
Несут свои сердца,
Чтоб на рассвете каждый дал
Озирису ответ,
О том как жил, и как дышал,
И как же встретил смерть.

И будет так верёвкой тлеть
И в даль тянутся в век,
Пока не сгинет на земле
Последний человек.
Руки к горлу протянула усталость, В угол комнаты заброшена сабля; Там... panda21 11:14:21
Руки к горлу протянула усталость,
В угол комнаты заброшена сабля;
Там, на донышке, терпенья осталось
Слишком мало - предпоследняя капля,
И в каком-то году
Я решил что уйду за пределы
Царства злобы и тьмы,
Что калечит умы озверело.

Я, пожалуй, все оставлю как есть,
Не считая за спиной расстояния,
Взяв с собою только верность и честь,
Я уйду своею волей в изгнание.

Хоть наивно, но так хочется верить
Мне в добро хотя бы так, втихомолку;
Я отчаянно учусь лицемерить,
Да уроки пропадают без толку!
Здесь куда ни пойдешь,
Стережет всюду ложь, ухмыляясь.
Я устал от тебя,
И уйду не любя, не прощаясь.

Обернусь через плечо невзначай -
До конца еще дорога не пройдена;
Без прощения - навеки прощай,
Недостойная любви моя родина!
Вспоминай меня пореже теперь
И не жди назад неверного воина;
Я захлопнул за собой твою дверь,
Недостойная любви моя родина.
среда, 12 декабря 2018 г.
Птичка-чирик, кошка-мяу, собака-гав, Сиэль-МЭРЭДА Grеll Sutcliffe 14:36:25
­­
­­
­­
выбор персонажа:
http://11116661111.­beon.ru/0-14-igroki.­zhtml

пссссссссссссс
не хочешь стать Графом и иметь ручного демона? :^)­
РОЛЬ СИЭЛЯ ФАНТОМХАЙВА СВОБОДНА :-O­
успевай занять роль, бронировать тоже можно
если успеешь, конечно :-)­



подать анкету:
http://11116661111.­beon.ru/0-2-anketa-p­ersonazhei.zhtml#145­


ролевая принимает людей от 20 и старше.
если тебе 18, но ты чувствуешь себя старым дедом :-D­ ,
ТОГДА ТЕБЕ ОПРЕДЕЛЕННО К НАМ БАБУЛЯ :-O­


­• K u r o s h i t s u j i •
Dark Butler
р о л е в а я
По вопросам о вступление в "СОО", писать в лс.
Поможем заполнить анкету и введем в курс дела.

­­




вторник, 11 декабря 2018 г.
Без названия. Taint 20:02:03

Lost & delirio­us

Сказка о Монстре.docx

Подробнее…Их легенды пытаются уберечь их от ошибок, но они никогда не верят. Им говорят: «не ходи по лесу в ночи, не заходи глубже в чащу», но они никогда не слушают. Их глаза не способны увидеть даже шорох в листве, а ноги точно не унесут от беды. Их сердца выдают себя во тьме, а запах страха непреодолимо и точно несет к ним смерть.

То был лес с сердцем темнее беззвёздной ночи. То был лес, в котором не желал бы уснуть ни один лютый зверь. То был дом тьмы и пристанище для любого, жаждущего нести боль и страдания. С наступлением темноты раздираемый стонами земли от мук сотнями чудовищ, живущих там.

-Я чую новых гостей, - бархатистый рык, пробирающийся под кожу идеально острым скальпелем.

Теперь им не сбежать, что бы они не сделали. Две тени блеснули в холодном свете луны, накрывающем кривые лапы безлистных деревьев, умирающую, почти черную сущую траву, оголяющую грязь земли. Стук сердец отдается в их голодных телах, рождая лишь один, неподвластный разуму, инстинкт. Теплые, хрупкие, сладкие. Еще ни о чем не догадываются, но им уже отрезают путь к свободе, перерезая как ножницами нити их судеб.

-Слишком быстро бьются… - выдохнул один беззвучный шепот.

-Там… дети, - ответил ему второй и тень застыла, скрываемая ночью, потому невидимая для зрения людей.

-Дети, - облизнулся первый и рванул с нарастающей скоростью и дрожью своего плотоядного существа.

Но не успел он и приблизиться, как его сбила тень, заставляя отлететь на десятки метров, ломая ветки кустов и сучья деревьев. На шум и треск люди обернулись, наконец заподозрив что-то неладное. Они заметили сияние хищных глаз и тут же рванули к свободе, думая, что им хватит сил.

-Какого черта ты творишь?

-Дети не способны по-настоящему бояться и дать отпор. И ты называешь себя охотником?

Блеск оскала одного и титаническое спокойствие другого. Они больше не произносили слов, но ощущали ярость и чистую злобу друг друга как нельзя четче. Все закончилось тем, что первый рванул, решив во что бы то ни стало завоевать эту сладкую добычу, оставив другого в тяжелых раздумьях. Не прошло и минуты, как лес заполнился страшными воплями, такими обычными для этого края. Десятки холодных глаз выглянули из тьмы в печали – эта добыча досталась не им. А тень стоял на месте, смотря на свет единственно вечной ему спутницы, будто требуя от нее ответа.

Раздался детский оглушающий плач и все тело дернулось спазмом, таким необычным для вечно спокойного и уверенного в своих силах охотника. Он быстро нагнал своего товарища, расправившегося со взрослыми и теперь надвигающегося на двух маленьких беззащитных созданий, даже не понимающих что происходит, а плачущих от того, что их уронили на холодную землю.

-Тебе мало двоих, чтобы насытиться? – тень отвлек его внимание, заставив остановиться.

-Мне всегда мало. Будто ты не знаешь какая бездонная пропасть в нас.

-Ты прав, - выдохнул он и хватило человеческого вдоха, чтобы сократить расстояние и еще меньше, чтобы разорвать его грудную клетку и изъять все еще бьющееся черное сердце жестокого убийцы, - именно поэтому я заполняю ее себе подобными.

Глаза товарища беззвучно вопрошали, смотря с изумлением и страхом. Тело уродливо изогнулось в свой последний раз и опало на землю, в алую лужу крови людей, заливая ее своей чернильной мерзостью. Плачь продолжался и сквозь него едва можно было услышать шорох приближения остальных. Все замерли, немея от страха перед чудовищем, убившим чудовище. Им показалось, что он улыбался, словно на мгновение стал самым счастливым в этом убогом краю.

Он хотел было уйти сразу после того, как сердца были сожраны, но стоило сделать пару шагов в чащу, как детей окружили другие слабые твари, опьяненные человеческим запахом. Ему забавляло, как они держат дистанцию и, сделав шаг к ним, он заставил их всех попрятаться по кустам обратно. Усмехнувшись, он подошел к детям и услышал легкие вздохи и рыки отчаяния. Многие из них из своей слабости давно не ели и уже на грани своего существования. Решаться ли они отобрать единственный доступный им сейчас корм? Что-то внутри затрепыхалось от этих мыслей, и он склонился к плачущим дрожащим комочкам, сразу вдыхая странную сладость их тел – до тошнотворности приторно. Он размышлял над тем, как другие твари могут это есть, когда

самому даже касаться их не хотелось. А может он уже привык к горечи и даже гнили, казавшейся ему вкуснее любого самого сладкого десерта. Неуклюжие когтистые лапы сгребли обоих вместе с землей, оставляя рваные следы на почве. Десятки глаз следили за каждым его движением, как гиены, ждущие ухода насытившегося льва. Но в этот раз хищник забрал все, не оставив объедков. Он мучительно медленно уходил с поляны, еле сдерживая издевательскую улыбку, слыша эти тихие шорохи за собой. Они шептались, решая взять количеством, но каждый из них готов был дать деру, стоило ему хоть раз взглянуть на них. Решаться ли они сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить? Его чертовски интересовало на сколько люди и твари различаются в страхе перед смертью, но по итогу это было единственное, что их объединяло и делало до омерзения похожими. Он не хотел оставлять себе детей и нес их краю леса, чтобы оставить людям, которые смогут взрастить из них новую пищу. Он редко выходил за границу леса, ему это было не нужно – люди сами лезли в лапы чудовищ столько лет, даже и не думая что-то менять. Интерес заставлял выглядывать, но там все вокруг было ужасно не похоже на его дом, на то место, где он родился, вырос и жил так много столетий. Он не боялся, скорее ему было там скучно и все до приторности сладко, как и запах от детей. Он взглянул на них, мирно уснувших в лапах чудовища, даже не представлявших, сколько их сородичей мучительно погибло от них. На расстоянии от него до сих пор мельтешили другие твари, ждущие его решения, а он смотрел на этих детей. Он никогда еще не ощущал этих эмоций – спокойствие и тягу к его существу, которое согрело и… спасло? Могли ли они знать, что он сделал для них. Впервые никто не боялся его прикосновений и не пытался убежать, раздирая глотку криком ужаса. Даже чудовища способны ощущать одиночество и потому он хоть и на время, но связывал себя с другими тварям. Но они были мелочные, жадные. Им нужна была лишь пища. И не будь он сильнее их – давно сам мог умереть в когтях себе подобного. Ни о какой тяги друг другу и говорить нельзя, если ты живешь в постоянной бдительности.

Он мотнул мордой, прикрывая глаза, пытаясь сбросить с себя навязчивые мысли и странные чувства, закопошившиеся там, где всегда так пусто и темно. Выйти и оставить их у какого-нибудь дома. Их воспитают и вырастят в очередных зверушек, которые, встретив монстра, закричат и попытаются убежать. Которые будут заливаться слезами и умолять не трогать, а может попытаются убить ножом или ружьем, чтобы спасти свою жалкую вонючую шкуру. А если человек будет жить с монстром – каким он тогда станет? Желание изучить что-то новое, чтобы побороть вечную скуку заставило его шагнуть обратно в лес с этими маленькими сопящими комочками в его жестоких лапах. К тому же, он сможет увидеть ясней, решится ли какая-нибудь тварь перебороть свой страх, чтобы выжить. Так много оправданий для странных ощущений, родившихся внутри.

1.

Когда-то давно, еще до появления тени, этот лес был чем-то другим и по всей территории жили и охотились люди. Поэтому нередко в чаще можно найти одинокую обветшавшую хижину, которую теперь обжило какое-нибудь чудовище, слабо поддерживая в ней жизнь только чтобы задремать в сравнительной безопасности, а может быть в странном поиске уюта в те дни или месяцы, когда охота затихает. Он принес детей в свое убежище, к которому не смел приближаться никто в здравом уме, ибо он любовно охранял место своего обитания и мог убить любого, даже если особой надобности в этом не было. Ему пришлось многому научиться в уходе за человеческими детьми, чтобы те перестали так громко кричать, привлекая лишнее внимание. Но даже учитывая повышенный интерес, в первые годы никакое чудовище, даже находясь в самом отчаянном положении, так и не решилось нарушить границу тени. О нем было известно во всех уголках темного края и только подобные его силе могли рискнуть завести с ним «дружбу», постоянно находясь в молчаливой войне своей холодной энергетикой. Ему пришлось узнать, что люди любят тепло и поэтому нужно в холодное время растапливать печь. Ему приходилось мириться с удивленными непонимающими взглядами себе подобных, когда он ломал деревья и разрезал их в дрова, тратя силы на странное занятие. Именно из-за тяги к теплу он как какой-нибудь вредный гном из сказок воровал одежду, часто пугая чужих детей, удивляясь тому, как те кричали, только увидев его косматую морду, и как те два мальчика были спокойны в его присутствии, начиная кричать лишь тогда, когда им что-то было нужно. Но никогда он от этих двоих не ощущал страха.

Ему пришлось узнать, что дети мало того, что не едят ни сырое сердце, ни сырую плоть, так и в принципе им нужна особая еда. И пока они не подросли для нормальной пищи, все остальное он так же воровал, слишком сильно вливаясь во все человеческое. Он нашел их странное успокоение от светлячков, треска дров в камине, жужжания жуков, которых ловил им в бутылки, чтобы они могли их трясти, выуживая все новые и новые звуки. И когда они осознали новое место пребывание домом, а его – родителем, он впервые услышал странный человеческий звук – смех. Они сидели рядом с ним, дергая за черные космы, потряхивая жуков и смеясь, изредка поглядывая, будто пытаясь ему что-то сказать. На мгновение ему показалось, что его пустота внутри закрылась и наступило странное умиротворение, но тяжелые мысли растолкали все по своим местам, возвращая его сущность. В ту же ночь он ушел на охоту не за едой, а чтобы вспомнить, кто он на самом деле такой.

Он много думал над тем, что, взрослея они когда-нибудь поймут разницу между собой и им, а может быть он захотел примерить на себя личность человека, почувствовать, что значит быть одним из них, и в силу изменчивости своей сущности принял облик последнего убитого им. Он обращался в свой истинный облик лишь когда шел на охоту, практически не прячась от детей. Но те воспринимали все так спокойно, будто так и должно было быть. В первые дни даже пугались, когда он предстал перед ними не лохматой тварью, а миролюбивым осанистым мужчиной. Он общался с ними так же, как и они с ним – звуками. И стоило ему издать свой бархатистый рык, как они перестали плакать и долго всматривались в глаза, прежде чем спокойно подпустили. Интересно, подумал он, как для них важны ощущения, а не то, что они видят глазами, как у взрослых, совсем не похожих на детей. Или это дети разительно отличались от взрослых и способны были полюбить даже чудовище, если он греет и заботится о них.

Он заметил, как они нуждаются в его обществе и его общении, стоило им научиться ходить. Он часто уходил из дома и бывал сутками не появлялся, лишь следил за другими тварями, что шатались поблизости его территории. Когда он возвращался, они жались к нему и бывало заползали на его постель, когда он дремал, а сон его мог длиться чуть ли не неделями. Разве что приходилось укорачивать, дабы добывать им корма. Они одинаково спокойно обращались к обоим его обличьям, совершенно не чувствуя опасности от его клыков и когтей, хотя ему бы хватило одного молниеносного движения, чтобы лишить жизни обоих.

В очередной раз смотря на их умиротворенные спящие лица подле себя, на своеобразной кровати из шкур поверженных сильных собратьев, он почуял чужой запах, зашедший слишком далеко. Неужели кто-то все-таки решился отвоевать себе обед. Он мягко, но быстро сполз, не потревожив сна обоих и вышел, заинтересованный поведением другой твари. Тварь не только нарушила границы, но и подошла непозволительно близко к его хижине и теперь вряд ли выберется живой.

-От твоего дома исходит сладкий запах. Почему ты их давно не съел? – вопрошала она, выходя в холодный свет луны.

-Перед тем, как ты умрешь, я спрошу: зачем ты пришла сюда?

-Мы, - тварь расплылась в усмешке оскала и из тени вышли другие.

Они как-то умудрились спрятать от него свой запах, чтобы подойти незаметно. Он не знал, сколько здесь тварей и не могли ли они зайти со спины, что, наверняка, они и намеревались сделать, раз нашли такой ход. Тем лучше.

-Наконец-то я насыщусь, - его голос снова принял манеру рыка, переходя на какое-то утробное клокотание, а на морде появилась кривая плотоядная улыбка.

И в тот же момент умерла уверенность тварей в своих силах, решивших взять штурмом убежище свирепого и безжалостного убийцу, укрывающего манящие кусочки к жизни. Они уворачивались почти с той же скоростью, с какой он подлетал к ним, практически не касаясь лапами земли, будто движимой одной лишь жаждой смерти. Но все же он был быстрее. Хруст переломанного хребта, глухой удар срезанной головы о почву, в небо ударила струйкой черная жижа, заменявшая тварям кровь. Тело задергалось в конвульсиях и почти сразу свалилось к ногам тени, облизывающего свои когти, окидывая взглядом застывшую толпу. В его оскале звучал вопрос «кто следующий», но они все решили, что игра не стоит свеч. Слишком поздно. Он молнией метался от одного к другому, срезая лапы, головы, пронзая грудь подобно копью, заливая и так черную почву новыми порциями тьмы.

-Скажи, на что ты готов, чтобы выжить? – как-то неимоверно нежно проурчал он, вздергивая последнюю оставшуюся в живых тварь за горло.

-Я… буду охотиться для тебя.. охранять твою территорию… твоим оружием, - взмолился он, дергаясь в его крепкой хватке.

-Зачем мне такое жалкое оружие? – рассмеялся он, одним сильным движением сминая шею так, что позвонки превратились в порошок, а морда безвольно повисла на его руке, как и обмякшее безжизненное тело.

Когда он вернулся к хижине, он увидел мальчиков, стоявших в проеме и смотревших вдаль. Он увидел их раньше, чем они его и задался вопросом, почему они выглядели такими обеспокоенными и напуганными. Когда же они смогли разглядеть его, они оба побежали босиком по холодной почве навстречу, заливаясь детскими слезами, издаваясь звуками, которыми выражали страх. Но не тот страх, который он привык чуять к себе от людей и даже себе подобных. Они боялись, что с ним что-то случилось и он больше не вернется. Эти странные ощущения, которые породили их эмоции, свалили его на колени, будто самое сильное оружие попало пулей в самый центр его сущности. Они жались к нему, цепляясь за испачканную в чужой крови шерсть, даже не думая где он был и что делал. Они просто были рады, что он пришел.

В голове мелькнули мысли, что, если он их оставит, они неотвратимо изменят его жизнь и всю его суть. Может, даже погубят? Может быть, уже пора отдать их людям, пока они еще не выросли в полноценных взрослых. Тем более, он уже проверил и твари действительно могут рискнуть жизнью, ее же защищая. Но ему было интересно, какими взрослыми они станут, живя в таком убогом краю вместе с монстром. Он не хотел признаваться себе и решил, что просто еще не время. Впервые, неосознанно он подарил им объятья, хоть и считал их бессмысленным жестом слабых.


Категории: ШобНеЗабыть
20:19:34 Taint
а Пинаcolada 17:30:36
Борюсь с желанием переделать дизайн под что-то ванильное. Мама...

Привет, Улитка! Как твой денёк?
Сегодня в подъезде красили потолки, и, казалось, если бы я ещё пару
раз глубоко вдохнула чудесного наркотика, то могла бы уже сесть на
лестнице с тупой улыбкой, хах. Хотела написать, что возможно это усталость
от подъёма, но если подумать, то что такое усталость, её степень и можно
ли считать мою усталость усталостью? Одним словом - чего жаловаться?
Ой, это уже двумя словами. Каждый вечер у нас с тобой лагает ДУО, Улитка.
Не думаешь ли ты поднять протест? Отпиши как соберёшься.
19:24:26 Ulitquc
да я вообще жалобу уже катаю, в инете как раз гуглю как правильно оформлять, всё будет зашибок
19:25:24 Пинаcolada
сука ну ты видишь как лагает все пошли на митинг против лагов
понедельник, 10 декабря 2018 г.
Взято: Re: Гадание по Данте Родерик Ашер 18:57:38
­Ms. Ignitio 10 декабря 2018 г. 19:20:13 написала в форуме "Женский форум"
Родерик Ашер
АД. ПЕСНЬ ПЕРВАЯ
Был ранний час, и солнце в тверди ясной
Сопровождали те же звезды вновь,
Что в первый раз, когда их сонм прекрасный
Божественная двинула Любовь.
Доверясь часу и поре счастливой,
Уже не так сжималась в сердце кровь
При виде зверя с шерстью прихотливой;
Но, ужасом опять его стесня,
Навстречу вышел лев с подъятой гривой.
Он наступал как будто на меня,
От голода рыча освирепело
И самый воздух страхом цепеня.
И с ним волчица, чье худое тело,
Казалось, все алчбы в себе несет;
Немало душ из-за нее скорбело.
Меня сковал такой тяжелый гнет,
Перед ее стремящим ужас взглядом,
Что я утратил чаянье высот.
Источник: http://beon.ru/lady­/14576-485-gadanie-p­o-dante-read.shtml#2­0
Кишо Арима Ты с обречённым вздохом... Анж Дембери 10:18:53
 Кишо Арима


Ты с обречённым вздохом опустила голову, держа её на ёмкости стакана. В голове предательски слышался его голос, обволакивающий своей обманчивой мягкостью, следом обещание прийти, отыгранное в твоём воображение точь-в-точь как в тот день, будто ты слышала его слова прямо сейчас, наяву, не в потоке обидных мыслей. Ты мысленно повторяеешь его слова, искажая в своём воображении и перечёркивая чёрными линиями его приторную улыбку, ставшую в один момент отвратной.
"Обманщик! Лгун! Предатель! Как он мог так поступить со мной?! Никогда не прощу ему этого! Оставался бы и дальше со своим чёртовым Хайсе, а не вешал мне лапшу на уши. Никогда бы не подумала, что он такой ужасный и лживый человек!".
Перед глазами вертелся калейдоскоп теплившихся надежд, которые внезапно обратились разом в отвратительное ничто. В одно мгновение тебе стало противно от мысли, что ты потратила весь день на создание праздничной атмосферы для одного-единственног­о человека, который плюнул тебе в раскрывшуюся с трепетом душу, ожидавшую получить взаимность. Арима не пришёл на вечеринку в честь Рождества, задержавшись у Хайсе. Рядом с тобой были только Таке, Уи, Хаиру и дети из Нулевого отряда, но они не могли принести тебе радость.
Небо было чёрным, беззвёздным, пустым, как твоя душа. Изредка под его мрачным покрывалом пролетал холодный ветёр, нёсший за собой крупные хлопья снега, как это бывает в метель. По твоей коже будто прошёлся ледяной ток. Ты могла бы стоять вечность на улице, ища ответы в темноте, но было уже слишком холодно; ты понимала, что твой организм не выдержит такой нагрузки. Однако даже дома, где ютилось тепло от камина, ты всё равно чувствовала себя обнажённой на морозе. Но когда ты попыталась закрыть дверь без упования на то, что придёт кто-то ещё, твоя попытка окончилась поражением: ты наткнулась на сопротивление в виде чёрного ботинка, который держал дверь открытой. Подняв недоумённый взгляд на незванного гостя, ты опешила.
Неожиданное появление Аримы, о котором ты уже и не думала мечтать, повергло тебя в неописуемый шок. Опьянение саке частично улетучилось, будто его и не было. Вы неподвижно смотрели друг на друга, пока замеревшее на миг время не выпустило вас из своего течения. Обида, доселе пожиравшая тебя изнутри, противилась возгласу радости, трепеща от злости и желания влепить ему звонкую пощёчину за причинённые страдания. Сжатые кулаки горели, чтобы со всего размаха ударить его, стерев невинную улыбку с лица следователя, непредвещающую раскаяние за содеянное. Хотелось залиться слезами, кричать на него в истерике, обвинять его в своих страданиях, бить кулаками в грудь, вопя о том, что он глупый, эгоистичный и бесчувственный человек, который никогда не задумывался о твоих чувствах. Но вместе с тем, вопреки глубокой злости, ты чувствовала, как сердце готово было выскочить из груди. Как улыбка, заставившая тебя содрагнуться от презрения, одновременно вызвала перед твоими глазами цветные пятна и окатила тело жаром. Смешавшиеся в одно целое чувства подталкивали тебя с порывом ударить его, а затем тут же прильнуть к нему и пылко извиняться за содеянное, глася на весь дом о безграничной радости от его появления и о том, как он дорог тебе, как всё меркнет по сравнению с тем, что тебя окружает, как ты жалеешь о том, что посмела проклинать его в своих мыслях и прятать свою любовь за внезапно возникнувшей ненавистью. Но вместо того, чтобы поддаться противоречивым эмоциям, грозящим вырваться в нелепое представление, ты сдержанно улыбнулась.
- Ну приветик, Арима-сан. Я уже и не думала, что Вы придёте. Вообще, мы все отчаялись увидеть Вас здесь.
- Прости за опоздание, (Твоё имя), - он виновато улыбнулся. - Не думал, что настолько задержусь.
- Ох, ну если у Хайсе было настолько хорошо, то могли бы уж до конца задержаться, а не приходить сюда, - иронично сказала ты, не сумев унять бушующую ревность. Но следом молнией метнулись обвиняющие тебя длинном языке мысли, советующие утихнуть в этот долгожданный момент, который ты решила самостоятельно испортить своей грубостью.
Арима терпеливо вздохнул, прикрыв веки.
- Я ведь сдержал своё обещание, верно? Даже если бы я задержался ещё сильнее, я бы всё равно пришёл к тебе, потому что знаю, что для тебя это важно. Уверен, ты хорошо постаралась над подготовкой праздника, - он приподнёс эти слова, как утешение, как успокоительное - настолько сочувствующе и осторожно они звучали, будто он боялся выдать лишнее, что могло бы ещё больше пробудить агрессии в тебе.
- Настолько, что даже выгнала из своего дома пауков-долгожителей­, которым уже собиралась дать имена. Но наверняка Хайсе подготовился лучше, раз Вы отошли от эйфории пребывания там только сейчас, - продолжала разбрызгивать ядом, наполненной глубокой обидой, твоя уязвлённая гордость. Тебе хотелось ударить себя по губам, горящим в жажде высказать всё недовольство сложившейся ситуацией, но ты продолжала упрямо пепелить Ариму порицательным взглядом, которым ты пыталась склонить его к извинениям, длинною в твоё ожидание.
- (Твоё имя), успокойся, пожалуйста, - сдержанно попросил мужчина, несмотря на то, что внутри него кипело лёгкое раздражение. Но Кишо понимал, что твоя враждебность вполне оправдана, поэтому продолжал терпеть твои упрёки, позволяя выпустить пар. - Может, впустишь меня к себе домой? Разговаривать на улице не совсем удобно. Да и ты можешь простудиться.
- Что это? - ты приподняла бровь в напускном удивлении, криво усмехнувшись, и покорно отошла в сторону, пуская гостя внутрь. - Забота такая что ли? Я вроде бы не Сасаки, чтобы заслужить снисхождение самого Бога смерти.
Арима не сдержался от добродушного смешка, вызванного твоим ребяческим поведением. Он подошёл вплотную к твоей персоне, скрестившей руки на груди, отчаянно пытающейся не смотреть на него, и положил руку на твою макушку, по-отцовски погладив волосы широкой ладонью.
- Тебе не нужно быть Хайсе, чтобы заслужить моё снисхождение. Я всегда хорошо относился к тебе, (Твоё имя). И Хайсе не изменит моего отношения к тебе, сколько бы я не проводил с ним времени.
Вопреки тому, что ты пыталась строить из себя кусок льда, ты мгновенно растаяла и почти сразу же ответила на его ласку благоговейным и смущённым взглядом. Арима смотрел на тебя, как